Роза Мира и новое религиозное сознание

Рильке был неприятно удивлен силой и наглостью пришельца. Спустя еще два часа один из патрулей наткнулся на монаха-доминиканца, двигавшегося в сторону Менгена. Его везла слепая лошадь с раздутым животом. Всадник и не думал скрываться. Его спокойствие осталось непоколебимым даже тогда, когда на него напали волки. Напали как-то вяло и не стали рвать жертву на части — просто стащили монаха со спины кобылы, но на этом все и кончилось — никто из четвероногих не питался падалью. Лошадь, глаза которой выклевали вороны, не испугалась ликантропов и тупо побрела дальше, пока не ткнулась мордой в дерево. Монах лежал на спине и безучастно глядел в серое, затянутое паутиной веток небо. Его земной путь заканчивался. Теперь, когда преследовать лазаря стало невозможно, он не знал, что ему делать.

Читать онлайн «Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке»

Случайный отрывок из текста: Письма к молодому поэту Мы брошены в жизнь, как в ту стихию, которая всего больше нам сродни, и к тому же за тысячи лет приспособления мы так уподобились этой жизни, что мы, если ведем себя тихо, благодаря счастливой мимикрии едва отличимы от всего, что нас окружает. У нас нет причин не доверять нашему миру:

Райнер Мария Рильке. Как занавес пусть распахнется местность. О страх! О плач! И любоваться всласть, как проплывает кораблик.

Они обращены к австрийскому писателю Францу Ксаверу Каппусу род. Каппус — автор стихов, сатирической книги"В монокль" , сборника новелл"Кровь и железо" , романов"Четырнадцать человек" и"Пламенные тени" В пору переписки с Рильке был начинающим поэтом, учеником военного училища. По-русски впервые печатаются целиком в нашем издании. Часть писем была переведена ранее М. Цветаевой эти письма напечатаны в книге: Париж, 17 февраля года.

Милостивый государь, Ваше письмо я получил лишь недавно. Я хочу поблагодарить Вас за Ваше большое и трогательное доверие. Вряд ли я могу сделать больше: Слова критики могут менее всего затронуть творение искусства: Не все вещи так ясны и выразимы, как нам обычно стараются внушить; многие события невыразимы, они совершаются в той области, куда еще никогда не вступало ни одно слово, и всего невыразимее — творения искусства, загадочные существа, чья жизнь рядом с нашей, временной жизнью длится вечно.

Сделав это краткое замечание, я могу Вам сказать лишь одно: Яснее всего я это чувствую в последнем стихотворении"Моя душа".

, , . Новизна этой новой лирики довольно сомнительна. Общего нового пути опыт Рильке не открыл. Но такая тема относилась бы к прошлому, к истории искусства, а мне хочется другого. Перед лицом такого крушения нужно было решить:

Райнер Мария Рильке родился в году, девятнадцатью годами позднее Фрейда; оба .. Рильке также считает страх смерти проекцией и как будто.

Стихи к Чехии Рильке был звездой первой величины в том ярком созвездии талантов, которое чешские и прогрессивные немецкие исследователи справедливо именуют пражско-германской школой. Эта школа обогатила немецкое и мировое искусство творчеством Верфеля, Мейринка, Кафки это необходимо признать при всех идейных противоречиях, которые отмечает советская критика у этого сумрачного, трагического мастера , Эгона Эрвина Киша, Ф.

Последние три имени уже связаны с ярко выраженной революционной тенденцией в развитии германоязычной литературы века, свойственной далеко не всем писателям пражско-германской школы. В то же время демократическая направленность творчества, любовь и уважение к народу отличают всех этих писателей, в том числе и молодого Рильке. Имя Рильке по справедливости занимает одно из первых мест в этой плеяде.

Целиком квалифицировать пражско-германскую школу как провинциальную ветвь австрийской литературы было бы, разумеется, несправедливо. Более точное обозначение ее историко-литературного места пока что дело будущего. Рильке — певец Праги и ее пригородов, влюбленный в нее осо- бенно в юности. Он вырос именно в этой пражско-германской среде. Первые дебюты Рильке — поэтически еще мало самостоятельные — связаны именно с этой средой.

Смерть в понимании Рильке

Больше, чем какой-либо другой поэт, он сразу вызывает представление о самой субстанции Поэзии, Лирики, Пески. Вы — воплощённая пятая стихия: В бурной атмосфере начала века это качество его личности особенно заметно. Иным он из-за этого казался чрезмерно отрешённым, но было в этой отрешенности и особое бескорыстие, несуетное и преданное служение своему поэтическому дару. Это не значит, чго он пел совсем уж безмятежно.

Кстати охворающих. Куда делся Рильке Страх, что год окажется годом несчастливым, преследует современников. Габриэле Д"Аннунцио дарит.

С тех пор, как дождь пошел хлестать в окно. Весь с головою в чтение уйдя, Не слышал я дождя. Я вглядывался в строки, как в морщины Задумчивости, и часы подряд Стояло время или шло назад. Как вдруг я вижу, краскою карминной В них набрано: Как нитки ожерелья, строки рвутся И буквы катятся куда хотят. Я знаю, солнце, покидая сад, Должно еще раз было оглянуться Из-за охваченных зарей оград.

Райнер Мария Рильке - Страх

Рональд Бриттон Если мой человеческий разум не может признать, что все, что есть — есть верно; и раз уж все, что есть, должно быть, я буду, улыбаясь, сидеть среди руин. Истинно, мы были рождены не для того, чтобы наслаждаться, но чтобы покоряться и надеяться. В 11 Главе я обсуждал Вордсвортовскую теорию взаимосвязи детского опыта и поэтической чувствительности. Рильке, как и Вордсворт, пытался понять себя и собственную поэзию через детские истоки, но его субъективное восприятие раннего опыта и его психических последствий сильно отличается от Вордсвортовского.

Сравним хорошо известное Вордсвортовское прозрение связи между детством и взрослой жизнью и размышления Рильке на схожую тему: В чем ведь ужас — я узнал ее.

Стихотворения и проза Рильке известны во многих странах, поскольку его труды переведены на разные языки. Страх — начало, больше ничего.

В лесу безлистом кружит птичий крик, такой бессмысленный в лесу безлистом. Он здесь навис, округлый птичий крик, покинув миг, в который он возник, и вот, как небо, он в лесу безлистом. И этим криком все поглощено:

Журнальный зал

Фрагменты потерянных дней Перевел Евгений Витковский И часто дни бывали таковы. Как будто некто слепок головы моей пронзал стальной иглой зловеще.

Читайте лучшие цитаты из автора Райнер Мария Рильке. Ра йнер Мари я neka neobicna veza, totalna deoba, jednako siromastvo i, mozda, jednaki strah.

И помнишь ты, как розы молодые, когда их видишь утром раньше всех, все наше близко, дали голубые, и никому не нужно грех. Вот первый день, и мы вставали из руки Божья, где мы спали — как долго — не могу сказать; Все былое былина стало, и то что было очень мало, — и мы теперь должны начать. Ты не беспокойся, да от погибели не бойся, ведь даже смерть только предлог; что еще хочешь за ответа? Утро Родился бы я простым мужиком, то жил бы с большим просторным лицом: Никто кругом бы не узнал — кто я.

Я постарел, и моя голова плавала на груди вниз, да с теченьем. Как будто мягче кажется она. Я понимал, что близко день разлуки, и я открыл, как книгу, мои руки и оба клал на щеки, рот и лоб… Пустые сниму их, кладу их в гроб, — но на моем лице узнают внуки все, что я был… но все-таки не я; в этих чертах и радости и муки огромные и сильнее меня: Лицо Все на полях: На печке, как бы спал, лежал старик, думал о том, чего теперь уж нет, — и говорил бы, был бы как поэт.

Но он молчит; даст мир ему господь.

Rilke"s poem"The Panther"